8 (3513) 543-545
glagol.miass@mail.ru - общая

Горячая линия

Здесь выплавляли медь три тысячи лет назад |

Ученый из Института минералогии исследует древние рудники Южного Урала

Здесь выплавляли медь  три тысячи лет назад
Имя миасского ученого Виктора Зайкова известно многим геологам России. Виктор Владимирович – главный научный сотрудник Института минералогии УрО РАН, доктор геолого-минералогических наук, профессор, автор множества научных работ, написал несколько учебных пособий для студентов ВУЗов.

Всю жизнь Зайков посвятил геологии, а последнее десятилетие особенно плотно занимается геоархеологией. Это сравнительно молодая наука (своеобразный синтез геологии и археологии), первые работы в этом направлении появились 50 лет назад в США. Сегодня геоархеологи активно работают во всем мире, и исследования, выполненные Виктором Зайковым,  наиболее значимы среди российских разработок. Накануне Дня российской науки, который отмечался 8 февраля, корреспондент «Глагола»  встретился  и побеседовал с Виктором Зайковым.

«Термитники» и древние рудники

– Виктор Владимирович, вы изначально занимались геологией?

– Когда я приехал в Миасс, мы договорились с директором Ильменского заповедника Виктором Коротеевым, что я буду заниматься медными месторождениями. Единственное, что его смутило – это большая изученность меднорудных полей. Потом появилась информация, что подобные сульфидные руды встречаются и на океанском дне. Сначала это были маленькие холмики высотой до метра. Их называли «термитниками». Затем нашли столбы высотой до 20 метров, и нужно было сравнить наши уральские объекты с теми, которые формируются на океанском дне.

– А когда вы занялись рудной геоархеологией?

– Я изучал классические руды, но в 2006 году меня «хватил» инфаркт, потом инсульт. Пришлось приостановить активную деятельность в рудном направлении. Начал более плотно заниматься геоархеологией. Мы с помощниками изучили все рудные поля на Южном Урале и обнаружили неизвестные ранее древние рудники, которые разрабатывались еще в бронзовом веке. Потом эта работа переросла в изучение древних золотых  изделий, в которых выявили микровключения платиноидов. Мы даже получили грант на издание книги «Благородные металлы в рудах и древних золотых изделиях центральной Евразии».
Исследуют золото Кичигинского кургана

– Сами проводили раскопки?

– Что вы! Это кропотливый и долгий труд, которым занимаются археологии. Кичигинский курган, где были обнаружены золотые изделия, исследовали студенты и добровольцы под руководством Александра Таирова. Мы работаем с тем материалом, который нам предоставляют археологи.

– В Челябинской области встречаются древние рудники?

– Хотя большинство из них уничтожено горно-добычными работами, кое-что осталось. За последние два года мы нашли два новых рудника. Это Новотемирский и Новониколаевский. Один находится в Чесменском, другой – в Карталинском районе. Их возраст примерно три с половиной тысячи лет, что доказано различными способами – археологическими и изотопно-геохимическими. Там же найдена древняя керамика. 

– Что представляют собой рудники? 

– Это ямы глубиной до 10 метров с отвалами, в бортах которой остались части невынутых рудных тел. Это очень красивые породы, пронизанные малахитом, лазуритом.

Единственная группа на Урале

– Как три тысячи лет назад люди добывали металл из породы?

– Обогащали. Брали руду, дробили, выбирали, разбивали кусочки руды, плавили в печи. В верхней части расплава образовывалась лепешка шлака, снизу – медный расплав.

– Наши предки в древности умели делать качественные металлические изделия?

– Те изделия, которые мы видели, а это наконечники стрел, копий, кинжалы, серпы, выглядят достаточно убедительно. Конечно, в рамках тех допусков, которые были в то время.

– Все это замечательно, но существует ли какая-то практическая польза от геоархеологии?

– Это гуманитарное исследование, которое имеет целью получение нового знания. Есть такая проблема - музеефикация древних рудников как объектов технологического наследия. Те данные, которые мы добываем, публикуем в журналах и газетах.

Зайков-Скв.jpg
 – Кто еще в России серьезно занимается геоархеологией?

– Сильные школы – в Иркутске и Новосибирске. Но они больше исследуют периоды возрастом десятки тысяч лет. На Урале геоархеологией занимается только наша группа.

О грантах и планах

– Что нужно делать, чтобы развивать нашу науку? Государство ведь не особо уделяет внимание. 

– Не согласен. Государство занимается наукой в той мере, в которой это возможно. Есть бюджетное финансирование. Существуют государственные научные фонды, которые поддерживают исследования. Например, Российский научный фонд. Он выделяет приличные деньги – порядка пяти миллионов рублей на группу. Кроме этого, есть Фонд фундаментальных научных исследований, дающий около 500 тысяч ежегодно. Фонды позволяет поддерживать наиболее перспективные коллективы. Так, например, нашей лаборатории выделено два молодежных гранта, один грант получили на геоархеологию. Но, конечно, это на порядок меньше сумм, выделяемых на научные исследования в западных странах.

– Научными планами поделитесь?

– У нас составляются планы на три года. Один из них - «Древние рудники Южного Урала», второй – «Исследования минерально-сыревой базы древних обществ методами рудной геоархеологии». На следующие три года мы запланировали работу «Микровключения рудных минералов в древних шлаках и металлах как показатель хозяйственных связей в древности». 

– Как вы считаете, будут ли еще открыты древние рудники на Урале?

– Перспективы имеются, но я не думаю, что это будет «вал» новых рудников. Да, мы сделали открытия, но мы к этому готовились десять лет. К тому же специалистов, которые занимаются поисками, мало. Те рудники, которые были, исчезли, и на их месте выросли новые карьеры и горнообогатительные комбинаты. Думаю, что новые находки будут носить случайный характер. Мы проводим работы в Западном Казахстане, вот там сохранившихся древних рудников много.

Возврат к списку

Актуальные статьи

AlfaSystems massmedia K3FN2SA