8 (3513) 543-545
glagol.miass@mail.ru - общая

Горячая линия

«Я тебя все равно найду...» |

Каждый новый день отодвигает в прошлое страшные военные дни все дальше и дальше.

«Я тебя все равно найду...»

И все меньше остается на земле очевидцев тех незабываемых событий. Тем более важно успеть выслушать их, дать возможность выговориться и выплакаться, поделиться воспоминаниями, которые в стариковской памяти не тускнеют, а остаются такими же яркими, как будто не 60 лет прошло, а все было только вчера.

Зашла как-то к нам в редакцию пожилая женщина Серафима Александровна Шевкун и рассказала о своем муже Степане, покинувшем этот мир 13 лет назад.

Служил он на Ленинградском фронте в 20-й Гатчинской краснознаменной стрелковой дивизии. Был командиром взвода разведчиков.

Много неприятностей доставляли солдатам небольшие, но юркие финские самолетики – налетят неожиданно, сбросят бомбы и мгновенно скроются. Так больше продолжаться не могло. Командование приняло решение...

Темной осенней ночью советский самолет сбросил двух разведчиков в район расположения финских аэродромов. Одним из них был Степан Шевкун. Он приземлился благополучно и долго пытался отыскать товарища. Попытки оказались бесполезными, Степан приступил к выполнению задания самостоятельно. В течение трех ночей наблюдал за сменой караула на обоих аэродромах – сколько человек в карауле, в какое время происходит смена и каким образом. Напряженно размышлял – как можно устроить два взрыва на аэродромах, находящихся в 400 м друг от друга, одновременно. И очень важно было продумать способ, который поможет ему оторваться от преследования специально натренированных собак.

И вот настал ответственный момент. Расчеты Степана оказались точными: два взрыва прогремели в одно и то же время. Он рванулся в болото, зарылся в грязь – только голова торчала, как болотная кочка. Дышал через заранее приготовленную трубочку. Собаки бешено лаяли и неистово рвались из рук проводников, но человека найти не могли – след его терялся там, где начиналась болотная вода...

Только через 18 суток Шевкун вернулся в часть – исхудавший, с длинной бородой и ввалившимися глазами. Собрал последние силы, отрапортовал командиру: ваше задание выполнено!

И упал, как подкошенный. Трое суток спал богатырским сном.

За мужество и отвагу герой-разведчик был награжден медалью «За боевые заслуги».

Вот такую историю поведала нам жена фронтовика Серафима Александровна Шевкун.

А что же она сама? Где была, чем занималась в то время, когда ее будущий муж совершал подвиги на фронтах Великой Отечественной?

А она работала в городе Пласте. Учила ребят и возглавляла тимуровское движение. Вместе со своими учениками рисовали звезды на воротах семей фронтовиков, помогали писать письма в действующую армию, воду таскали, обрабатывали огороды, собирали по домам теплые вещи для солдат, ездили в Троицкий госпиталь с концертами и подарками (лучшим подарком для раненых были кисеты с табаком).

«Ходячие» бойцы собирались в большом зале, а три мальчика и молоденькая учительница пели для них военные песни под собственный аккомпанемент на маленькой гармошке, показывали спортивные номера, читали стихи.

Серафима Александровна вспоминает: как-то шла по госпиталю между кроватей, вдруг кто-то схватил ее за руку. Оглянулась – раненый танкист с обожженным лицом поглаживает руку и приговаривает:

Какая рука мягкая... Я запомню тебя и обязательно найду!

...Прошло 36 лет. Серафима лежала в больнице. В палату на утренний обход вошел врач, присел на краешек ее кровати, взял за руку и вдруг:

Знакомая рука... Вы, случайно, не бывали в Троицком госпитале?

Это был тот самый танкист. Они подружились, но хорошей этой дружбе не суждено было длиться долго – танкиста подвело подорванное на войне здоровье.

Н. КОРЧАГИНА.

«Глагол» 20.02.2004 (№ 1181)

Возврат к списку

Актуальные статьи

AlfaSystems massmedia K3FN2SA